Александр Шаенко к 32 годам успел запустить в космос несколько аппаратов и организовать бакалавриат, где студенты будут учиться понимать космонавтику с точки зрения бизнеса. Пока идет набор на кафедру, он рассказал Тайге.инфо, когда человечество достигнет звезд и «почему космос — это круто».

В Новосибирске Шаенко прочел лекцию «Красота космоса и космонавтики». По словам организаторов из Информационного центра по атомной энергии, приезд космического инженера вызвал у новосибирцев небывалый ажиотаж: 30 июля в центре собралось около двухсот человек. Шаенко рассказал зрителям об аппарате, который летел до Титана семь лет и замерз там за два часа, о шестиугольных штормах на полюсах Сатурна, в каждый из которых поместилось бы полторы Земли.

Оказалось, что все космические аппараты для американских разработчиков — женского рода, вулкан Олимп на Марсе в три раза выше Эвереста, а ночная Россия с МКС выглядит как огромное темное пятно. Шаенко называет космонавтов «нежными существами» — они часто просят прислать им на орбиту ароматизированные сухарики, которые «пахнут чем-то земным», но из-за крошек в невесомости этого делать нельзя. Средняя зарплата космонавта — 80 тысяч рублей, но «у них довольно большие командировочные». О том, почему космос вновь стала будоражить умы людей и зачем человечеству внедряться во внеземное пространство, мы поговорили с гостем перед лекцией.

Тайга.инфо: Как вы стали строителем космических аппаратов? С детства знали, что будете этим заниматься?

— В инженерное дело в области космонавтики я пришел очень плавно — мой отец служил в космических войсках. И космонавтика была со мной с самого раннего детства. Сколько себя помню, всегда была космонавтика. Поэтому у меня не было даже какого-то особого выбора. Мне это всегда было интересно, я хотел заниматься именно этим. Родители, естественно, переезжали, и когда я оказался в Подмосковье, я должен был поступать и выбрал космическую специальность. И потом занимался ей в течение всей своей жизни, работал над всякими интересными проектами.

Тайга.инфо: Какими?

— Когда я учился, занимался крупногабаритными космическими конструкциями. Это всякие антенны, которые на Земле сложены, а в космосе открываются. Солнечные батареи, выездные устройства, фермы. Это было еще в институте. Потом вместе с коллегами из ГКНПЦ им. Хруничева участвовал в разработке ракеты-носителя KSLV-1, это южнокорейская ракета. Она полетела в 2011 году, успешно с третьей попытки. Потом я участвовал в проекте создания тяжелого ракетоносителя «Ангара», она полетела в прошлом году с первой попытки, летала два раза. Там я занимался анализом безударности старта ракеты, чтобы она ни на что не наткнулась при старте. Чтобы ступени, которые отбрасываются, не задели то, что улетает дальше, чтобы спутник отделялся хорошо. Я строил математические модели, проводил испытания, и вот «Ангара» полетела, слава богу.

Тайга.инфо: Как вы думаете, зачем люди вообще начали летать в космос? Некоторые считают, что вкладывать такие огромные средства в изучение огромных летающих безжизненных камней — нецелесообразно.

— Все это возникло, в основном, из-за политики. Надо сказать, что после войны весь мир считал Америку передовым государством во всех смыслах. Она самая богатая, у нее самые лучшие технологии. И в 1957–1958 годах проходило такое международное исследование «Международный геофизический год». Тогда ученые старались исследовать Землю комплексно, со всех сторон: льды, океаны — все на свете, это была такая согласованная программа изучения планеты, в которой участвовали все страны. СССР заявил там, что в рамках этого года мы запустим научный эксперимент, под названием «Запуск искусственного спутника Земли». Никто не понимал, что это такое и зачем это нужно, но идею поддержали, как один из многих научных экспериментов.

Все понимали, что это сложная задача, и весь мир считал, что Америка запустит спутник первой, потому что это передовая страна. И когда весь мир верил в американцев, наши, неожиданно для всех, запустили первый искусственный спутник Земли. Это было гигантским щелчком по носу западного мира. Какой-то Советский Союз, в котором, по представлениям всего мира, живут мужики в ушанках, пьют водку и играют на балалайке с медведями, и вдруг — космос, нечто высокотехнологичное! Это было сравнимо со строительством телепорта в Никарагуа. Это был удар. Он ощущался и рационально, все понимали, что это реальное научное достижение, и техническое, и военное. Но, в том числе, он ощущался эмоционально. Можно было выйти на улицу и увидеть спутник, который мимо пролетает. И это видели люди в Америке, в Южной Африке, в Австралии — по всему миру. Это был очень сильный пропагандистский ход. Было гигантское количество публикаций, в радио, газетах, по телевидению. Передавали расписание полетов этого спутника над разными городами, в общем, это было большое и яркое событие. После этого события политики поняли, что можно показывать всему миру и не очень дорого, насколько мы круты.

Тайга.инфо: А вы верите во внеземной разум? В инопланетян?

— Скажем так, я очень хочу, чтобы он был. Это очень тоже интересный вопрос, потому что мы же знаем только одну форму жизни — у нас есть только одна жизнь на Земле, которая построена на основе белка и воды. Мы можем мечтать и верить во что-то другое, но пока у нас есть только один живой пример. Поэтому если искать жизнь вне Земли, то надо искать жизнь, похожую на нас. Возможно, есть еще какая-то другая, но мы просто не поймем, что это жизнь, если мы ее встретим. Поэтому искать нужно такую, как мы. Как мы — это значит, что нужно искать планеты, похожие на Землю, и звезды, похожие на наше Солнце. Даже при таких сильных ограничениях, нашлось уже огромное количество мест, которые в этом смысле похожи. Сейчас открывается по десяткам и сотням планет в месяц. Все это — планеты, которые вращаются вокруг других звезд, это тоже удивительно.

Тайга.инфо: Вы уже так много воплотили в жизнь того, что задумывали, но может быть у вас все еще осталась какая-нибудь хрустальная мечта?

— Мне очень хочется, чтобы я понимал в конце своей жизни, что полет к другим звездам стал ближе. На Марс мы неизбежно полетим, это случится. Может быть, это будет не так быстро, как мы все хотим, но это случится. Если мы останемся все живы, не будет никакой большой войны и никто не умрет, это случится. А полет к звездам случится не скоро, нужно его как-то специально готовить. Мне очень хочется заварить такую кашу, чтобы люди занимались этим делом. Чтобы они не сдавались, занимались этим много лет и в итоге полетели. Вот это моя большая мечта. И всем этим я занимаюсь, чтобы эту мечту приблизить.

Тайга.инфо: Как вам кажется, через какое время это может случиться?

— Мне очень неловко говорить такие слова, но был такой великий основоположник космонавтики Константин Циолковский. Он был в большой степени философом и занимался техникой не так много, но занимался. Так вот, он делал это практически всю жизнь и считал, что при его жизни этого ничего не случится, что пройдут сотни лет, прежде чем его идеи воплотятся в жизнь. Но буквально в конце своей жизни, уже после общения с Королевым, выступал на радио и сказал, что «я думал, что все это займет сотни лет, но это случится уже скоро». Действительно, через 20 лет после его выступления, в космос полетел первый спутник, а еще через четыре года полетел Гагарин. Поэтому мне кажется, что все это будет очень долго, что это займет сотни лет. Но хочется быстрее (плюет через левое плечо).